вторник, 7 декабря 2010 г.

«Валентайн»,Пехотный танк, Модель 3



Пехотный танк, Модель 3, «Валентайн» (англ. Tank, Infantry Mk III, Valentine) — британский пехотный танк периода Второй мировой войны, лёгкий по массе. Спроектирован в 1938 году фирмой Vickers-Armstrong. За время серийного выпуска, с июня 1940 по апрель 1944 года (по некоторым данным — до начала 1945 года), Великобританией и Канадой выпущено 8275 «Валентайнов», что сделало его самым многочисленным британским танком Второй мировой. Состоял на вооружении Великобритании и ряда стран Британского Содружества, также в значительных количествах поставлялся по программе ленд-лиза в СССР. Использовался вплоть до 1945 года и признан военными специалистами одним из наиболее удачных танков в своём классе. После войны оставался на вооружении Новой Зеландии до 1955 года.

История создания и производства

Создание «Валентайна»

Работы по «Валентайну» стартовали в самом начале 1938 года. Проект был частной инициативой фирмы «Виккерс» и поэтому не имел официального проектного «A»-обозначения, в отличие от других британских танков. Отправной точкой для создания «Валентайна» послужили три ранее созданные фирмой «Виккерс» машины — крейсерские танки Mk I (A9) и Mk II (A10), а также пехотный танк «Матильда Mk I» (A11). Новый танк проектировался как пехотный, но в то же время предполагалось использовать на нём удачные решения, применённые на крейсерских танках, а также как можно большее количество их узлов и агрегатов. Вертикальное бронирование планировалось оставить 60-мм, как и на A11, но вооружение должно было по сравнению с последним возрасти с пулемёта до 40-мм пушки в двухместной башне. Чтобы при заданном уровне бронирования не допустить чрезмерного возрастания массы танка, что повлекло бы за собой невозможность использования ходовой части и моторно-трансмиссионной установки A10, конструкторам «Валентайна» пришлось пойти на максимальное ужатие габаритов будущего танка. Получившийся в результате танк сложно было однозначно отнести к пехотным или к крейсерским танкам — к 1940 году его бронирование было несколько заниженным по меркам пехотных танков, но низкая скорость (вдвое ниже, чем у крейсерского Mk III) не позволяла ему стать и крейсерским. В дальнейшем, однако, как показала практика, он довольно успешно сумел выступить в обеих ролях.


Чертежи нового танка были представлены в Военное министерство 10 февраля 1938 года, а уже к 14 марта был готов его полноразмерный макет. Поначалу, однако, проект был отвергнут военными. Причиной этого была прежде всего двухместная башня, которая вынуждала командира танка заниматься ещё и обслуживанием орудия, что в то время считалось британскими военными специалистами неприемлемым. Хотя фирмой «Виккерс» была также разработана для новой машины специальная 40-мм автоматическая пушка с близкими к 40-мм противотанковой пушке характеристиками, заметно сводившая на нет этот недостаток, такой вариант не был принят военным министерством. Но близость возможной войны поспособствовала принятию танка на вооружение, и более чем год спустя, 14 апреля 1939 года, фирме «Виккерс» был выдан заказ на производство первой серии «Валентайнов».

«Валентайн» Mk II, приспособленный к пустынным условиям

Первоначально новый танк получил стандартное войсковое обозначение — «Танк пехотный, модель 3» (англ. Tank Infantry Mk III), а отдельные модификации должны были обозначаться звёздочками в названии, например, Tank Infantry Mk III***, но позднее, для удобства, танку было присвоено имя собственное — «Валентайн» (англ. Valentine), а отдельные модификации получили цифровое наименование, например, Valentine Mk III (или просто Valentine III). По поводу происхождения этого названия нет однозначных данных, существуют несколько версий. По одной из них, танк получил такое название, поскольку проект был представлен в военное министерство в День святого Валентина, 14 февраля. На самом деле, однако, представление состоялось ещё 10 февраля. По другой версии, «Valentine» — всего лишь аббревиатура полного названия фирмы «Виккерс» — Vickers-Armstrong Ltd., Elswick & Newcastle-upon-TINE. Согласно ещё одной, танк получил своё имя в честь Джона Валентайна Кардена, известного конструктора бронетехники, долгие годы работавшего на фирме «Виккерс». Существует также версия, что «Valentine» — всего лишь случайно выбранный фирменный код-идентификатор продукции.

Первый серийный «Валентайн» сошёл с конвейера фирмы «Виккерс» в мае 1940 года, а в июле того же года к производству подключились фирмы «Metro-Cammel» и «Birmingham Railway Carriage & Wagon Co.». Общий объём выпуска первой модификации «Валентайна», Valentine Mk I, оснащённой бензиновым двигателем AEC A189, составил, по разным данным, от 309 до 350 единиц. Вскоре было развёрнуто производство ещё двух версий. Valentine Mk II отличался от первоначальной модификации дизельным двигателем AEC A190, уменьшенным объёмом внутреннего топливного бака и дополнительным внешним баком, новой радиостанцией №.19, а также рядом более мелких отличий. Valentine Mk IV был в целом идентичен Mk II, но отличался установкой импортного американского двигателя GMC 6-71 6004 и иной трансмиссии. Всего было произведено, по разным данным, от 700 до 1590 Mk II и 660 Mk IV.

Канадские «Валентайны»

Весной 1940 года заказ на производство «Валентайнов» был выдан также канадской фирме Canadian Pacific Railway. Первый серийный танк сошёл со сборочных линий в июне 1941 года, а полномасштабное производство было развёрнуто к осени того же года. Все канадские «Валентайны» имели двухместную башню, 40-мм пушку QF 2 pounder и двигатель GMC 6-71 6004. Существовали две основные канадские модификации «Валентайна» — Valentine Mk VI и Valentine Mk VII. Первая из них по конструкции была практически идентична произведённым в Великобритании машинам модификации Mk IV. Вторая же была подверглась изменениям с целью упрощения производства и отличалась заменой ряда британских узлов и деталей на уже производившиеся в Канаде и США, а также использованием литых деталей броневого корпуса вместо катаных — башни, лобовой части корпуса и крыши моторного отделения. Одним из наиболее заметных внешне её отличий был пулемёт Браунинг M1919A4, установленный вместо британского BESA. Существовала также модификация Valentine VIIA, отличавшаяся рядом мелких улучшений — дополнительными сбрасываемыми внешними топливными баками, более мощной радиостанцией, масляным радиатором, дополнительными аккумуляторами и стальными уголками, приваривавшимися по периметру башни и защищавшими её от заклинивания попавшим в основание снарядом.

Всего до окончания серийного производства в середине 1943 года в Канаде было выпущено 1420 «Валентайнов», из которых абсолютное большинство, 1388 единиц, было поставлено в СССР по программе ленд-лиза, а оставшиеся 32 танка сохранены для учебно-тренировочных целей. Точные цифры выпуска танков каждой из модификаций неизвестны, но в некоторых источниках говорится о том, что пулемётами BESA (и следовательно, относились к модификации Mk VI) были оборудованы только первые 15 серийных машин. Это согласуется и с данными о том, что «Валентайны» модификации Mk VI в СССР не поставлялись, несмотря на то, что в СССР были отправлены почти все канадские «Валентайны».

«Валентайны» с трёхместной башней

Одним из основных недостатков ранних модификаций «Валентайна» считалась двухместная башня, поэтому ещё до запуска танка в производство на фирме «Виккерс» были начаты работы по созданию её трёхместного варианта. Основная трудность при этом заключалась в том, что размеры подбашенной коробки не позволяли увеличить диаметр погона башни. Для освобождения места для третьего члена экипажа в башне, установка пушки была сдвинута вперёд на 203 мм, а кормовая ниша примерно на столько же назад, для создания противовеса и сохранения уравновешивания башни. В результате, появилось место для командира за казённой частью орудия. Соответственно, радиостанция переместилась вместе с ним, в кормовую нишу. Вес новой трёхместной башни увеличился приблизительно на полтонны по сравнению с двухместной, поэтому чтобы не допустить чрезмерного увеличения веса танка и сохранить ходовые характеристики на прежнем уровне, конструкторам пришлось пойти на уменьшение толщины бортовой брони с 60 до 50 мм.

Первый «Валентайн» с трёхместной башней поступил на испытания 13 апреля 1942 года и вскоре было развёрнуто его серийное производство. Существовало две модификации «Валентайна» с трёхместной башней — Valentine Mk III и Valentine Mk V, различавшихся двигательной установкой — AEC A190 и GMC 6-71 6004, соответственно. Всего было выпущено 606 танков модификации Mk III и 1216 — модификации Mk V. Интересно также то, что по документам фирмы «Виккерс», трёхместная башня была готова к серийному производству ещё в 1939 году. Причины запуска в производство в таком случае варианта с двухместной башней не вполне ясны, но это могло быть вызвано тем обстоятельством, что на двухместной башне ствол орудия в положении вперёд не выступал за пределы корпуса, в отличие от трёхместной, чему в те годы придавалось немалое значение.

«Валентайны» с усиленным вооружением

На момент создания «Валентайна» 40-мм пушка QF 2 pounder была единственным возможным вариантом противотанкового орудия в Соединённом Королевстве. Однако её низкая эффективность с самого начала была ясна британским военным специалистам. К 1941 году появилась значительно более мощная 57-мм пушка QF 6 pounder и были начаты работы по установке её на «Валентайн». За основу был взят вариант с трёхместной башней, но значительно бо́льшая, по сравнению с 40-мм орудием, казённая часть 57-мм пушки не оставила в башне места для третьего члена экипажа. Кроме этого, в башне не оказалось места ни для спаренной установки пулемёта, ни для дымового миномёта. Проблема с отсутствием миномёта была отчасти решена установкой 102-мм однозарядных дымовых гранатомётов на борту башни, но пулемёта вооружённые 57-мм орудием танки поначалу не имели вовсе. Для сохранения на прежнем уровне массы танка из-за вновь потяжелевшей башни, толщину бортового бронирования пришлось вновь уменьшить, на этот раз до 43 мм. В таком варианте выпускались две модификации «Валентайна» — Valentine Mk VIII и Valentine Mk IX, отличавшихся двигательной установкой — AEC A190 и GMC 6-71 6004, соответственно. На последних 300 выпущенных машинах модификации Mk IX двигатель был форсирован до 175 л. с. По данным фирмы «Виккерс», производство «Валентайнов» с пушкой QF 6 pounder началось в декабре 1941 года, таким образом, он стал первым британским танком, вооружённым этим орудием.

С июня 1943 года началось производство новой модификации с 57-мм орудием, Valentine Mk X. От предыдущих модификаций она отличалась размещением в башне, за счёт сокращения боекомплекта пушки, пулемёта BESA в автономной установке. Все танки модификации Mk X оснащались форсированным до 175 л. с. двигателем GMC 6-71 6004.

Вскоре после начала производства Mk X оказалось, что вместо 57-мм пушки на танке можно без проблем установить 75-мм пушку OQF 75 mm, которая имела почти те же размеры, что и QF 6 pounder. Несмотря на больший калибр, пушка имела значительно меньшую начальную скорость снаряда и как следствие, худшую бронепробиваемость, но к ней, в отличие от 57-мм пушки, имелся достаточно эффективный фугасный снаряд. Модификация с 75-мм пушкой получила обозначение Valentine Mk XI и была, за исключением пушки, идентична Mk X. Танки Mk XI позднего выпуска, однако, получили также литую носовую часть корпуса, заимствованную у канадских Валентайнов.

Точные цифры выпуска каждой из модификаций «Валентайна» с 57-мм и 75-мм орудиями неизвестны, имеются данные лишь о 685 выпущенных танках модификации Mk IX[7]. Всего же танков модификаций Mk VIII — Mk XI было выпущено 2474 единицы, что составило менее 30 % от общего числа выпущенных «Валентайнов».

Объёмы производства «Валентайна»

Производство «Валентайнов» в Великобритании завершилось, по одним данным, 14 апреля 1944 года, по другим же — в начале 1945 года. Общий объём выпуска составил 6855 танков, не считая САУ и специализированных машин. Вместе с 1420 машинами, произведёнными в Канаде, общий выпуск «Валентайна» составил 8275 единиц, что сделало его самым массовым британским танком Второй мировой войны. Суммарный же выпуск машин на его шасси, включая САУ и специализированные машины, составил более 9000 единиц.

Стюарт



M3A1 в Белградском музее вооружённых сил


M3 (англ. Light tank M3) — американский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Широко известен также под названием «Стюарт» (англ. Stuart), данным ему в войсках Великобритании в честь генерала Гражданской войны в США Джеба Стюарта.

M3 был создан в 1938—1941 годах на базе лёгкого танка M2. «Стюарт» серийно выпускался с марта 1941 по июнь 1944 года, неоднократно подвергаясь модернизациям по ходу выпуска. Всего было построено 23 685 танков этого типа, что сделало «Стюарт» самым многочисленным лёгким танком в истории мирового танкостроения.

Во Второй мировой войне «Стюарт» активно использовался войсками США, а также в значительных количествах поставлялся по программе ленд-лиза в Великобританию, СССР, Китай, войскам «Свободной Франции» и НОАЮ. После войны устаревшие к тому времени, но всё ещё многочисленные «Стюарты» продавались во многие другие страны, в некоторых из которых они состояли на вооружении до 1990-х годов.

История создания и производства

Предшественники «Стюарта»

Свою историю «Стюарт» ведёт от британского танка «Виккерс 6-тонный», одного из наиболее распространённых танков в мире в межвоенный период. Именно на основе его конструкции был в 1933—1934 годах создан американский танк T5, ставший родоначальником всей линейки серийных лёгких танков США.

Разработки, приведшие к созданию M3, были начаты в 1938 году, когда опыт гражданской войны в Испании показал, что развитие стрелкового оружия сделало легкобронированную бронетехнику крайне уязвимой даже для обычного пехотного вооружения, не говоря уже о специализированных противотанковых средствах. 15 апреля 1938 года было проведено совещание по вопросам дальнейшего развития танковой программы, на котором было сформулировано, что состоящие на вооружении лёгкие танки M2 с максимальной толщиной брони 15,8 мм уязвимы для огня крупнокалиберных пулемётов на дистанциях в 700 метров, и уже в недалёком будущем развитие пулемётов может увеличить эту дистанцию до 900 м. Вооружение M2, ограничивавшееся одним 12,7-мм и двумя 7,62-мм пулемётами было также признано совершенно недостаточным, армии явно нужна была качественно новая машина.


Первоначальный вариант будущего танка, предложенный подполковником Г. М. Бернсом, отличался крайним упрощением и удешевлением конструкции, вызванным скудным финансированием армии в те годы. По замыслу, это должен был быть лёгкий 7-тонный безбашенный танк с экипажем из двух человек, защищённый бронёй толщиной до 38 мм и вооружённый 37-мм пушкой и 7,62-мм пулемётом, размещёнными в лобовом листе корпуса. Такая компоновка позволяла использовать в конструкции танка множество узлов гражданских автомобилей и значительно снизить стоимость машины, но развития этот проект так и не получил.

Два других предложения по компоновке новой машины были представлены майором Дж. К. Кристмасом (John K. Christmas) в июле того же года. Первый вариант был схож с предложением Бернса, хотя весил на две тонны больше. После доработок, проект получил 3 августа 1938 года обозначение T6. Единственный экземпляр этого танка был собран в июне 1939 года, но вскоре все работы по этому варианту были прекращены. Развитие получил второй предложенный Кристмасом проект — 10,5-тонный танк, вооружённый 37-мм пушкой в одноместной вращающейся башне со спаренным с ней 7,62-мм пулемётом, а также вторым пулемётом в лобовом листе корпуса. Танк должен был приводиться в движение радиальным авиационным мотором «Континенталь» W-670 и быть защищённым 25-мм бронёй. Именно эта концепция и послужила в дальнейшем отправной точкой для работ по новому танку.

Результатом наработок стала модификация лёгкого танка M2 — M2A4, запущенная в производство приказом от 29 декабря 1938 года. От предшественников новую машину отличала двухместная башня, оснащённая 37-мм пушкой M3A1 и спаренным с ней 7,62-мм пулемётом, утолщённое до 25 мм вертикальное бронирование и два дополнительных 7,62-мм пулемёта в спонсонах корпуса. С мая 1940 года по март 1941 года было выпущено 365 танков этой версии, ставшей прямым предшественником M3.

Первый прототип «Стюарта» на Абердинском полигоне, 14 апреля 1941. Обращает на себя внимание полностью клёпаная конструкция корпуса и башни.

Несмотря на успешную эксплуатацию M2A4, танк явно нуждался в переработке устаревшей ходовой части. Помимо этого, приказ от 3 июня 1940 года рекомендовал к производству с 1941 года танки с увеличенной до 38 мм толщиной лобового бронирования. Модифицированный вариант танка 5 июля 1940 года получил обозначение light tank M3. Помимо усиленного бронирования и переработанной подвески, лучше распределявшей нагрузку и снижавшей давление на грунт, танк получил клёпаные корпус и башню. С марта 1941 года, когда этот танк сменил в производстве M2A4, и до прекращения серийного производства в июле 1942 года, с единственным дополнительным танком этого варианта, выпущенным в октябре того же года, было произведено 4525 танков этого варианта, известного также под его британским обозначением Stuart I. Помимо этого, в ходе серийного выпуска с июня 1941 года до августа 1942 года, с дополнительными 4 машинами, выпущенными в январе 1943 года, было произведено 1285 «Стюартов» M3 с дизельным двигателем «Гайберсон», получивших официальное обозначение light tank M3 (diesel), а в британских войсках известных как Stuart II. В число 5810 выпущенных танков этого типа входят также так называемые «гибридные» версии, выпускавшиеся с улучшениями, накопившимися в ходе производства.

Ещё до начала производства «Стюартов», опыт боевых действий в Европе показал очень опасный недостаток клёпаных корпусов — при попадании в них снаряда, а порой даже и пули крупного калибра, из-за деформации броневых листов заклёпки отскакивали внутрь танка, становясь дополнительными поражающими элементами. Более того, броня могла полностью отразить снаряд, но отскочившие заклёпки поражали экипаж столь же надёжно, как и его взрыв внутри танка. В связи с этим, после тестирования корпусов M3 артиллерийским обстрелом, исследовательский комитет 27 декабря 1940 года рекомендовал производство танка M3 со сварной башней, поскольку именно башня являлась наиболее уязвимой в этом отношении. Вариант с гранёной сварной башней с клёпаной командирской башенкой и утолщённой до 51 мм маской орудия, производившийся с апреля 1941 года, известен как «Стюарт» Тип 2 (англ. Stuart Type 2). Аналогичные танки, но с дизельным двигателем, известны в литературе как «Стюарт» Тип 3 (англ. Stuart Type 3). Помимо повышения защиты экипажа, сварная конструкция, за счёт избавления от полосок и уголков каркаса, уменьшала вес танка, а также несколько увеличивала внутреннее пространство.

Приказ от 27 марта 1941 года требовал скорейшей замены собиравшейся из поверхностно закалённых броневых плит башни, и вскоре M3 получили новую полностью сварную башню из гомогенной стали характерной подковообразной формы; борта и корма башни изготавливались из единой гнутой детали. На башнях этого варианта всё ещё сохранялась командирская башенка, но теперь она приобрела круглую форму и избавилась от смотровых щелей, наблюдение за полем боя стало осуществляться при помощи перископов. Этот вариант, выпускавшийся с октября 1941 года, известен в литературе как «Стюарт» Тип 4 (англ. Stuart Type 4), а его дизельная версия — как «Стюарт» Тип 5 (англ. Stuart Type 5).

Постепенно накапливавшиеся в ходе производства и эксплуатации ранних «Стюартов» улучшения привели к появлению переработанной версии, получившей обозначение M3A1, в Великобритании известной как Stuart III, а в литературе — «Стюарт» Тип 10, запущенной в производство в мае 1942 года. Всего до конца серийного производства в феврале 1943 года был выпущен 4621 танк этой модификации, в том числе 211 оборудованных дизельным двигателем машин, получивших в британской армии название Stuart IV, а в литературе известных как «Стюарт» Тип 11 (англ. Stuart Type 11). Танки этой версии получили новую башню подковообразной формы с утолщённым до 32 мм бортовым и кормовым бронированием, вращающимся полом башни, известным как башенная «корзина», электроприводом башни, стабилизатором орудия в вертикальной плоскости и многими другими усовершенствованиями. Кроме того, M3A1 получили новый корпус, собиравшийся в основном при помощи сварки, и переработанное боевое отделение без пулемётов в спонсонах корпуса. Версия M3A1 с полностью сварным корпусом, производство которой началось вскоре, в литературе известна как «Стюарт» Тип 12 (англ. Stuart Type 12) или M3A1 «поздних» серий, а её оснащённый дизельным двигателем вариант — как «Стюарт» Тип 13 (англ. Stuart Type 13). Планировалось также использование для этого варианта индекса M3A2, но в итоге он так и остался невостребованным.

Помимо этого, до начала серийного выпуска M3A1 было произведено 4 так называемых «гибридных» варианта «Стюартов», получивших новую башню вместе с другими улучшениями, накопившимися в ходе серийного производства, с целью как можно скорее внести их в серийные машины. Однако зачастую частичные изменения лишь усложняли танк, не давая желаемого эффекта, и особой популярностью у экипажей «гибридные» «Стюарты» не пользовались.

Танки M3 ранних вариантов были классифицированы как «ограниченно стандартные» в мае 1943 года, хотя в реальности были в основном заменены в войсках на более новые машины ещё к 1942 году, а в следующем месяце в эту категорию были переведены и M3A1. В июле того же года были переведены в класс «устаревших» ранние M3, а также дизельный вариант M3A1, из-за сложностей в обеспечении армейских частей двумя видами топлива.

В апреле 1942 года танковое командование подало запрос на оснащение M3A1 корпусом из наклонных бронеплит, схожим с разрабатывавшимся M5. Новый вариант танка получил обозначение M3A3 и за время серийного производства с января 1942 года по сентябрь 1943 года было выпущено 3427 танков этого варианта, известного в британской армии под названием Stuart V, а в литературе — как «Стюарт» Тип 14 (англ. Stuart Type 14). Помимо нового корпуса с наклонными верхним лобовым и верхними бортовыми листами, значительно увеличившими внутренний объём и улучшившими условия работы экипажа, танк получил изменённую башню с кормовой нишей, в которой размещалась радиостанция и противопылевые фальшборты, закрывавшие верхнюю часть гусениц. Почти все выпущенные M3A3 были поставлены в другие страны по программе ленд-лиза.

Пантера




«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Пантера») — немецкий танк периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк вермахта. По немецкой классификации «Пантера» считалась средним танком. В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком, её именовали как Т-5 или Т-V. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».

Боевым дебютом «Пантеры» стала битва на Курской дуге, впоследствии танки этого типа активно использовались вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению ряда экспертов, «Пантера» является лучшим немецким танком Второй мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк имел ряд недостатков, был сложен и дорог в производстве и эксплуатации. На базе «Пантеры» выпускались самоходные артиллерийские установки (САУ) «Ягдпантера» и ряд специализированных машин для инженерных и артиллерийских частей немецких вооружённых сил.

История создания

Работы по новому среднему танку, предназначенному для замены PzKpfw III и PzKpfw IV, начались в 1938 году. Проект такой боевой машины массой 20 тонн, над которым работали фирмы «Даймлер-Бенц», «Крупп» и MAN, получил индекс VK 20.01. Работа над новым танком шла достаточно медленно, поскольку надёжные и проверенные в боях средние танки вполне удовлетворяли немецких военных. Тем не менее, к осени 1941 года конструкция шасси была в целом проработана.Однако к этому времени ситуация изменилась.

После начала войны с Советским Союзом немецкие войска встретились с новыми советскими танками — Т-34 и КВ. Первоначально советская техника не вызвала большого интереса у немецких военных, но к осени 1941 года темпы немецкого наступления стали падать, а с фронта начали приходить сообщения о превосходстве новых советских танков — особенно Т-34 — над немецкими. Для изучения советских танков немецкими военными и техническими специалистами была создана специальная комиссия, в которую входили ведущие немецкие конструкторы бронетанковой техники, в частности Ф. Порше и Г. Книпкамп. Немецкие инженеры детально изучили все достоинства и недостатки Т-34 и других советских танков, после чего вынесли решение о необходимости реализации в немецком танкостроении таких новшеств, как наклонное расположение брони, ходовая часть с большими катками и широкие гусеницы. Работы над 20-тонным танком были прекращены, вместо этого 25 ноября 1941 года фирмам «Даймлер-Бенц» и MAN был выдан заказ на прототип 35-тонного танка с использованием всех этих конструктивных решений. Перспективный танк получил условное название «Пантера». Для определения наиболее подходящего для вермахта прототипа также была образована «Пантеркомиссия» из ряда видных военных деятелей Третьего рейха.

Весной 1942 года оба подрядчика представили свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» даже внешне сильно напоминала Т-34 — немецкие инженеры полностью заимствовали компоновку с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оснастить танк дизельным двигателем, хотя острая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало этот вариант бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонность к этому варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Однако в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила ряд преимуществ проекта MAN, в частности более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую маневренность, меньший вылет орудийного ствола. Также высказывались соображения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя и потерям от своего же огня.

Прототип фирмы MAN был выдержан целиком в духе немецкой танкостроительной школы: переднее расположение трансмиссионного отделения и заднее — моторного, индивидуальная торсионная «шахматная» подвеска конструкции инженера Г. Книпкампа. В качестве основного вооружения на танк устанавливалась указанная фюрером 75-мм длинноствольная пушка производства фирмы «Рейнметалл» (Rheinmetall). Выбор относительно небольшого калибра определялся желанием получить высокую скорострельность и большой возимый боезапас внутри танка. Интересно, что в проектах обеих фирм немецкие инженеры сразу же отказались от подвески типа Кристи, использовавшейся в Т-34, сочтя её конструкцию негодной и устаревшей. Над созданием «Пантеры» работала большая группа сотрудников фирмы MAN под руководством главного инженера танкового отдела фирмы П. Вибикке. Также значительный вклад в создание танка внёс инженер Г. Книпкамп (ходовая часть) и конструкторы фирмы «Рейнметалл» (пушка).

После выбора прототипа началась подготовка к быстрейшему запуску танка в серийное производство, которое началось в первой половине 1943 года.

Производство

Серийный выпуск PzKpfw V «Пантера» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» выпускали такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в производстве «Пантеры» задействовалось 136 смежников, распределение поставщиков по узлам и агрегатам танка было следующим:
бронекорпуса — 6;
двигатели — 2;
коробки перемены передач — 3;
гусеницы — 4;
башни — 5;
вооружение — 1;
оптика — 1;
стальное литьё — 14;
поковки — 15;
крепёж, прочие узлы и агрегаты — остальные предприятия.

Кооперация в производстве «Пантеры» была очень сложной и развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, чтобы избежать перебоев в снабжении при различного рода нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение участвующих в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников и практически все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В результате руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено эвакуировать часть производственного оборудования в небольшие города, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также выпуск узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был передан мелким предприятиям. Поэтому изначального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь не удалось, максимум серийного выпуска пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было выпущено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 — 3749, в 1945—459. Таким образом, PzKpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

Схема бронирования танка «Пантера»

Корпус танка собирался из катаных поверхностно закалённых броневых плит средней и низкой твёрдости, соединённых «в шип» и сваренных двойным швом. Верхняя лобовая деталь (ВЛД) толщиной 80 мм имела рациональный угол наклона в 57° относительно нормали к горизонтальной плоскости. Нижняя лобовая деталь (НЛД) толщиной 60 мм устанавливалась под углом 53° к нормали. Полученные при обмере трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке данные несколько отличались от вышеприведённых: ВЛД толщиной 85 мм имела наклон 55° к нормали, НЛД — 65 мм и 55° соответственно.Верхние бортовые листы корпуса толщиной 40 мм (на поздних модификациях — 50 мм) наклонены к нормали под углом 42°, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм наклонён к нормали под углом 30°. В крыше корпуса над отделением управления имелись люки-лазы для механика-водителя и стрелка-радиста. Крышки люков приподнимались вверх и сдвигались в сторону, как на современных танках. Кормовая часть корпуса танка разделялась броневыми перегородками на 3 отсека, при преодолении водных преград ближние к бортам танка отсеки могли заполняться водой, но в средний отсек, где находился двигатель, вода не попадала. В днище корпуса имелись технологические люки для доступа к торсионам подвески, спускным кранам системы питания, охлаждения и смазки, откачивающей помпе и спускной пробке картера коробки переключения передач.

Башня «Пантеры» представляла собой сварную конструкцию из катаных броневых листов, соединённых «в шип». Толщина бортовых и кормовых листов башни 45 мм, наклон к нормали 25°. В передней части башни в литой маске устанавливалось орудие. Толщина маски пушки 100 мм. Вращение башни производилось гидравлическим механизмом, осуществлявшим отбор мощности от двигателя танка; скорость вращения башни зависела от оборотов двигателя, при 2500 об/мин время поворота башни составляло 17 секунд вправо и 18 секунд влево. Также был предусмотрен ручной привод вращения башни, 1000 оборотов маховика соответствовала повороту башни на 360°. Башня танка неуравновешенна, из-за чего её поворот вручную при крене более чем 5° был невозможен. Толщина крыши башни составляла 17 мм, на модификации Ausf. G её увеличили до 30 мм. На крыше башни устанавливалась командирская башенка, с 6 (позднее с 7) смотровыми приборами.

Вооружение

Основным вооружением танка являлась 75-мм танковая пушка KwK 42 производства фирмы «Рейнметалл-Борзиг». Длина ствола орудия 70 калибров / 5250 мм без учёта дульного тормоза и 5535 мм вместе с ним. К основным конструктивным особенностям пушки относятся:
полуавтоматический вертикальный клиновый затвор копирного типа;
противооткатные устройства:
гидравлический тормоз отката;
гидропневматический накатник;
подъёмный механизм секторного типа.

Стрельба из орудия была возможна только снарядами с электрозапальной втулкой, кнопка электроспуска размещалась на маховике подъёмного механизма. Башня была оборудована устройством продувки канала орудия после выстрела, которое состояло из компрессора и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки отсасывался из короба гильзоулавливателя.

Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов для модификаций A и D и 82 выстрелов для модификации G. В боекомплект входили бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные снаряды Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr.42

Танки послевоенного периода

Основной боевой танк M60A3 (США)


Танки послевоенного периода разделяют на три поколения.

Первое поколение послевоенных танков начало создаваться ещё непосредственно во время Второй мировой войны, хотя и не приняло участия в боевых действиях: это советские средние Т-44, Т-54 и тяжёлые танки ИС-3, ИС-4, ИС-7, Т-10 (ИС-10); американские M26 «Першинг», M46 «Паттон», M47; английский A41 «Центурион» и другие. Лёгкие танки окончательно превращаются в специализированные боевые машины: плавающие (советский ПТ-76), разведывательные (американский M41 «Уокер Бульдог») и позже авиатранспортабельные (американский M551 «Шеридан»). С середины 1950-х гг. средний и тяжёлый типы танков уступают место т. н. «стандартному» или «основному боевому танку». Характерными особенностями этих танков служат усиленное противоснарядное бронирование, пушки большого калибра (минимум 90 мм), включая гладкоствольные орудия, пригодные для запуска реактивных снарядов, мощные дизельные моторы, а позже и первые средства защиты экипажа от ОМП. К этому типу танков (но всё ещё первого поколения) относятся советские Т-55 и Т-62, американский M48, английский «Чифтен», французский AMX-30 и другие.

Второе поколение послевоенных танков создавалось в 1960—1970-х гг. для действий в условиях применения противником оружия массового поражения (ОМП) и с учётом появления новых мощных противотанковых средств. Эти танки получают улучшенное бронирование, полный комплекс защиты экипажа от ОМП, насыщаются электроникой (лазерные дальномеры, баллистические вычислители и т. п.), повышается их огневая мощь за счёт использования пушек большего калибра, начинают применяться высокомощные многотопливные двигатели. Советские танки этого периода оснащаются автоматом заряжания. К танкам второго поколения относятся советские Т-64 и Т-72, американские M60, западногерманский «Леопард-1» и другие. В это время также был предпринят ряд обширных программ по модернизации танков первого поколения до уровня танков второго поколения, например, модернизация до уровня танка M60 танка M48A5 (в армии США) и M48A2G (в бундесвере).

По ТТХ танков первого и второго поколений СССР смог опередить своих вероятных противников, но необходимость ограничения массы и размеров основного типа танка (из-за необходимости вписывания в железнодорожный стандартный габарит) и некоторое отставание в оснащении электроникой привели к быстрому моральному старению советских танков первого и второго послевоенных поколений, что нашло подтверждение в войнах 1960—1990-х гг. на Ближнем Востоке.

Танки третьего поколения создавались в 1970—1980-х гг., а в войска начали поступать в 1980-х годах. Для танков этого поколения характерно использование новых, высокотехнологичных средств защиты (активная защита, динамическая защита), насыщенность совершенной электроникой, на некоторые модели танков начинают устанавливаться сверхмощные и компактные газотурбинные двигатели. К танкам этого поколения относятся советские и российские Т-72Б, Т-80 и Т-90, американский M1A2 «Абрамс», западногерманский «Леопард-2», французский «Леклерк» и другие.

Танки военного периода (1939—1945)


                                                                  PzKpfw V «Пантера»


 M4 «Шерман» — основной средний танк армии США. Операция «Оверлорд»

Вторая мировая война подстегнула прогресс в танкостроении. Всего за 6 лет танки совершили больший рывок, чем за предыдущие двадцать. Значительная часть танков обзавелась противоснарядным бронированием, мощными длинноствольными пушками (калибром до 152 мм), в конце войны появились первые ночные (инфракрасные) прицелы[18] (хотя опыты по их постановке на танк проводились в СССР ещё до войны), радиофикация танков стала считаться необходимой. Тактика применения танков тоже достигла высокой степени совершенства, в первый период войны (1939—1941) немецкие военачальники продемонстрировали всему миру, как применение танковых соединений позволяет провести операции по оперативному и стратегическому окружению и быстро выиграть войну (т. н. «блицкриг»). Однако и другие государства (Великобритания, Франция, Польша, СССР и т. д.) создавали собственные теории тактики применения танков, во многом схожие с немецкой.

В ходе Второй мировой войны немецкая школа сделала упор на увеличение бронирования и длины орудий, улучшение приборов наблюдения (включая инфракрасные приборы ночного видения), улучшению обитаемости, а советская школа брала преимущественно технологичностью и массовостью производства, внося серьёзные изменения в конструкцию базовых типов танков (Т-34, КВ и ИС) лишь при крайней необходимости. Советская танковая школа создала также достаточно удачные модели других типов бронетанковой техники, самоходные артиллерийские установки и истребители танков. Американская школа при некоторой изначальной отсталости в плане компоновки и технологичности все же наверстала упущенное к концу войны за счёт развёртывания массового производства нескольких избранных моделей, хорошего качества стали и порохов, а также радиофикации (минимум по две рации на танк). Наиболее удачными немецкими танками стали PzKpfw IV (самый массовый), «Тигр», и, с некоторыми оговорками, «Пантера» и «Королевский тигр». Лучшими советскими танками, принимавшими участие во Второй мировой войне, были признаны средний танк Т-34 (в разных вариантах, в том числе его поздний вариант Т-34-85 с разными модификациями 85-мм пушек) и тяжёлый танк ИС-2. Лучшим американским танком был признан M4 «Шерман», который широко поставлялся в СССР по ленд-лизу.

Особенно неблагоприятным для Красной армии было соотношение бронетанковых потерь в начальный период Великой Отечественной войны (июнь — ноябрь 1941 года) и в переломном сражении в Курской битве (июль — август 1943 года).

Танки межвоенного периода (1919—1938)


 Танк БТ-7 с танковым десантом


 Танк Т-26. На 22 июня 1941 в РККА насчитывалось около 10 000 Т-26.


Танк Char 2C

В период между мировыми войнами в разработку конструкций танков включились и другие государства, помимо Великобритании, Франции и Германии. В это же время, когда генеральные штабы и правительства крупных мировых держав, трезво оценивая итоги Первой мировой войны, понимали неизбежность будущей, ещё более кровавой войны, разрабатывались и глобальные стратегии боевых действий. Принятая генштабами стратегия придавала большое значение танковым войскам и ставила соответствующие задачи перед конструкторами вооружений и заводами по выпуску танков.

В межвоенный период танкостроители и военные ещё не пришли к единому мнению об оптимальной тактике применения танков и их конструкции, следствием чего стал выпуск танков таких конструкций, которые впоследствии доказали свою нежизнеспособность, так как были узкоспециализированными, и не всегда использовались по назначению. Так, лёгкие танки были сравнительно слабо бронированными, хотя часто и высокоскоростными (например, советский БТ-7). Их броня защищала лишь от пуль стрелкового оружия и снарядных осколков, и в то же время легко пробивалась пулями противотанковых ружей и снарядами противотанковых пушек, начиная с калибра 37 мм. Вооружение большинства лёгких танков этого периода было также слишком слабым (калибры артиллерии 25—37 мм), численность экипажа недостаточной (2—3 человека), а условия существования — на пределе физиологических возможностей танкистов. В то же время, в начале 1930-х годов, талантливый американский танковый конструктор Дж. Кристи создал оригинальную схему независимой подвески. Достаточно активно разрабатывались конструкции амфибийных и даже авиатранспортабельных танков.

Бесперспективными оказались и малоподвижные многобашенные гиганты, носившие несколько разнокалиберных пушек и пулемётов как, например, французский 70-тонный Char 2C и советский 50-тонный Т-35. Такая схема потребовала чрезмерного увеличения экипажа (до 10—12 человек), что вело к затруднённости централизованного управления огнём в боевой обстановке и переусложнило конструкцию. Большие размеры (особенно длина и высота) влекли за собой демаскировку и, как следствие, повышенную уязвимость на поле боя. Тогдашние адаптированные карбюраторные двигатели авиационного типа предопределили низкие тягово-динамические качества таких «супертанков», особенно при разворотах. В целом, обилие недостатков многобашенных конструкций привело к фактической невозможности выполнения ими в полной мере задач, стоявших перед тяжёлыми танками, так что уже к концу 1930-х годов многобашенная схема фактически была отвергнута танкостроителями всех стран. В межвоенный период появились первые танки с дизельными двигателями, например, в Японии в 1932 году (дизель Мицубиси, 52 л. с.). В СССР уже в середине 1930-х годов была разработана программа широкой дизелизации танков всех классов, но реально оснастить такими моторами (дизель В-2, 500 л. с.) удалось только средние и тяжёлые машины. В остальных странах дизельные моторы на танках применялись сравнительно ограниченно до 1950-х годов.

воскресенье, 5 декабря 2010 г.

Появление танков

Своим появлением танки обязаны Первой мировой войне. После относительно краткого начального маневренного этапа боевых действий на фронтах установилось равновесие (т. н. «окопная война»). Глубоко эшелонированные линии обороны противников было сложно прорвать. Обычный способ подготовить наступление и вклиниться в оборону противника состоял в массированном использовании артиллерии для разрушения оборонительных сооружений и уничтожения живой силы с последующим вводом в прорыв своих войск. Однако выяснилось, что по перепаханному взрывами, с разрушенными дорогами, перекрываемому к тому же перекрёстным огнём с флангов участку «чистого» прорыва не удаётся ввести войска достаточно быстро, к тому же противник по действующим железнодорожным и грунтовым дорогам в глубине своей обороны успевал подтягивать резервы и блокировать прорыв. Также развитие прорыва затруднялось сложностью снабжения через линию фронта.
Ещё одним фактором, превращавшим маневренную войну в позиционную, являлось то, что даже длительная артподготовка не могла полностью уничтожить все проволочные заграждения и пулемётные гнёзда, которые затем сильно сковывали действия пехоты. В результате возникла мысль о принципиально новом транспортном средстве с высокой проходимостью (добиться которой можно было только с помощью гусеничного шасси), большой огневой мощью и хорошей защищённостью (хотя бы против пулемётного и ружейного огня). Такое транспортное средство могло бы с высокой скоростью преодолевать линию фронта и вклиниваться в глубину обороны противника, осуществляя по крайней мере тактические обход
Решение о постройке танков было принято в 1915 году практически одновременно в Великобритании, Франции и России. Окончательно первая английская модель танка была готова в 1916 году, когда прошла испытания, и первый заказ на 100 машин поступил в производство. Это был танк Mark I — довольно несовершенная боевая машина, выпускавшаяся в двух модификациях — «самец» (с пушечным вооружением в боковых спонсонах) и «самка» (только с пулемётным вооружением). Вскоре выяснилась низкая эффективность пулемётных «самок», которые не могли бороться с бронетехникой противника и с трудом уничтожали огневые точки. Тогда была выпущена ограниченная серия «самок», у которых в левом спонсоне по-прежнему был пулемёт, а в правом — пушка. Солдаты тут же метко окрестили их «гермафродитами».
Впервые танки (модели Mk.1) были использованы английской армией против немецкой армии 15 сентября 1916 года во Франции, на реке Сомме. В ходе боя выяснилось, что конструкция танка недостаточно отработана — из 49 танков, которые англичане подготовили для атаки, на исходные позиции выдвинулось только 32 (17 танков вышли из строя из-за неполадок), а из этих тридцати двух, начавших атаку, 5 застряло в болоте и 9 вышли из строя по техническим причинам. Тем не менее, даже оставшиеся 18 танков смогли продвинуться вглубь обороны на 5 км, причём потери в этой наступательной операции оказались в 20 раз меньше обычных.

Хотя из-за малого количества танков фронт не удалось прорвать окончательно, новый вид боевой техники показал свои возможности и выяснилось, что танки имеют большое будущее. В первое время после появления танков на фронте немецкие солдаты боялись их панически.

Главные союзники англичан на западном фронте, французы, сумели разработать и выпустить очень удачный (настолько удачный, что эксплуатировался ещё в начале Второй мировой войны в армиях Польши и Франции) лёгкий танк Рено FT-17. При конструировании этого танка впервые были применены многие решения, ставшие затем классическими. Он имел вращающуюся башню с установленной в ней лёгкой пушкой или пулемётом (в отличие от «спонсонного», то есть в выступах по бокам корпуса, расположения вооружения в Mk.1), низкое удельное давление на грунт (и, как следствие, высокую проходимость), относительно высокую скорость и хорошую маневренность.

В России одними из первых были созданы танк Пороховщикова («Русский вездеход») и колёсный танк Лебеденко. Каждый из них был изготовлен лишь в одном (опытном) экземпляре, что объясняют либо непрактичностью конструкции, либо «косностью царского правительства». В русской армии в Первой мировой войне не было ни отечественных, ни импортных танков. Во время гражданской войны Белая армия использовала танки, которые она получала от стран Антанты в небольших количествах. Один из захваченных красноармейцами танков Рено FT-17 весной 1919 года был послан в Москву, разобран и исследован. Таким образом, проблема создания отечественного танка была решена созданием танков типа М на основе конструкции французского Рено FT-17. Первый из танков типа М получил имя «Борец за Свободу тов. Ленин». В течение 1920—1921 годов было изготовлено 15 танков. Весной 1921 года в связи с окончанием гражданской войны и интервенции проект был свёрнут. В боевых действиях эти танки не участвовали, их использовали в сельхозработах (как тракторы) и на военных парадах.